Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты
Вход
Разделы
Вы здесь: Главная Статьи Дагестан: почти военная хроника
Операции с документом

Дагестан: почти военная хроника

Последние два месяца полицейские сводки из Дагестана все больше напоминают вести с фронта. Очевидно, что силовики проводят контртеррористические операции по законам военного времени, мало считаясь с интересами мирного населения.

Семендер

20 марта утром был введен режим КТО в пригороде Махачкалы - поселке Семендер.  Национальный антитеррористический комитет объявил, что «в ходе отработки оперативной информации органов ФСБ о возможном местонахождении «гимринской» бандгруппы было установлено предположительное место, где скрываются бандиты. Несколько домов по улице Московская поселка Семендер на окраине Махачкалы, в которых могли находиться бандиты, были блокированы силами спецподразделений ФСБ и МВД республики».
семендер.jpg

На счету гимринской группировки, возглавляемой Ибрагимом Гаджидадаевым, много громких преступлений. Гаджидадаева обвиняют в убийстве в декабре 2007 года его земляка - уроженца села Гимры, депутата Народного Собрания Дагестана Газимагомеда Магомедова (Гимринского), который выступал посредником между правоохранительными органами и вооруженным подпольем. . Гаджидадаев обвинил Магомедова в том, что он был агентом ФСБ и выдавал боевиков. В 2009 году Ибрагим Гаджидадаев взял на себя ответственность за убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Его считают причастным к организации взрывов в московском метро в 2010 году, убийствам начальника УВД Махачкалы Ахмеда Магомедова и руководителя управления информационной политики и пресс-службы президента республики Гаруна Курбанова. Помимо этого правоохранительные органы республики утверждают, что Гаджидадаев обложил данью многих дагестанских бизнесменов.

Спецоперация в Семендере продолжалась четыре дня. Сначала был блокирован дом  №50 по улице Московской, принадлежавший депутату Унцукульского районного собрания Магомедхабибу Магомедалиеву. По сообщениям прессы, из дома были выведены три женщины и трое детей. После продолжительной беседы депутат вместе со спецназовцем направился в расположенный рядом дом №47, принадлежавший уроженцу Унцукульского района Хизри Алиеву. Как писал «Кавказский узел», на депутата надели каску с укрепленной на ней видеокамерой. Из дома №47 вскоре вышла жена хозяина с детьми, а связь со спецназовцем была потеряна. До конца спецоперации оба «переговорщика» считались пропавшими без вести.

По сообщению НАК, «находившимся в доме бандитам было предложено сложить оружие и сдаться властям, однако они укрылись в подземном бункере». В результате длительного обстрела дом был разрушен и сгорел, под завалами оперативники обнаружили пять сильно обгоревших трупов. Среди них - депутат Магомедхабиб Магомедалиев. «Его причастность к незаконным вооруженным формированиям и обстоятельства гибели выясняются», - сказал представитель СУ СКР. На сайте НАКа фамилия депутата вообще не упоминается. Неофициальные источники в правоохранительных органах утверждают, что Магомедалиев давно был связан с подпольем - и в то же время с высокими чиновниками в руководстве республики. Зачем подозреваемого в связях в НВФ отправили в осажденный дом - остается загадкой.  «Он слишком много знал и мог бы о многих рассказать, поэтому его ликвидировали», - утверждают информированные земляки депутата.

В ходе спецоперации в Семендере погибли два спецназовца, шестеро получили ранения.

В начале апреля газета «Коммерсантъ» сообщила, что эксперты подтвердили гибель Ибрагима Гаджидадаева, однако официальных комментариев от НАК или СКР не последовало, так как генетическая экспертиза останков еще не закончилась. Между тем на сайте боевиков появилась информация, что Гаджидадаев ушел из блокированного дома через ответвление оросительного канала, используя акваланг. Кстати, сообщения об убийстве Гаджидадаева появлялись в прессе и раньше, в частности в 2010 году.

Круги по воде после спецоперации в Семендере расходятся до сих пор. В апреле мэр Махачкалы отстранил от работы главу администрации поселка Малика Орусханова. Официальной причиной стала незаконная застройка в поселке, но жители Семендера уверены, что отставка стала следствием спецоперации. А 2 мая у ворот дома бывшего главы взорвалась бомба. К счастью, никто не пострадал.

 

Гимры

Боевые действия с использованием БТР и гранатометов на улицах города вместо оперативной работы уже давно не удивляют никого из махачкалинцев. В горных же районах проводятся еще более масштабные войсковые операции.

11 апреля 2013 года началось КТО в селении Гимры Унцукульского района. Это старинное аварское село с 4-тысячным населением, расположенное в ущелье среди скал Гимринского хребта, можно назвать исторической столицей дагестанского сопротивления. Здесь родились два имама Дагестана — Газимагомед и Шамиль, которые в ходе Кавказских войн XIX  века ожесточенно сражались с русской завоевательной армией. Несколько лет село было столицей Имамата, возглавляемого Шамилем. В статье о селении Гимры в разделе «Известные жители» Википедия наравне с легендарными имамами выдает имена депутата НС РД Газимагомеда Магомедова (Гимринского), убитого 10 декабря 2007 года,  и амира «гимринского джамаата» Магомеда Сулейманова.
гимры.jpg

Несмотря на то, что сейчас Дагестан является частью Российской Федерации, причем дагестанцы неоднократно подтверждали, что помнят завещание Шамиля - жить в мире с Россией, методы нынешних чиновников Минобороны, устроивших зачистку в селе Гимры, напоминают действия царских генералов времен газавата.

Целью КТО, как заявляют военные, "была ликвидация остатков банды Гаджидадаева". Вот что пишет «Мемориал», чьи сотрудники пообщались с беженцами из села через три дня после начала спецоперации: «11 апреля, в 8:00, гимринцы услышали первые выстрелы за селом. По их словам, ни их, ни главу администрации села не предупредили о готовящейся спецоперации. Ущелье рядом с селом тоже было оцеплено силовиками, начался его обстрел. К 14:00 в село стянули большое число силовиков в масках и камуфляже на различной военной технике. Началась стрельба. Жители стали в спешке, панике собираться и покидать Гимры. Школьники, возвращавшиеся домой, разбегались от страха, кричали, плакали, звали на помощь. Некоторые женщины побежали к ним навстречу и не могли их найти. Все были в истерике, панике. Учителя не могли справиться с паникой, возникшей у старшеклассников, - те готовы были выпрыгивать из окон. От испуга у нескольких пожилых жителей случились сердечные приступы, у одного - инсульт.

Сельский мулла призвал жителей собраться на площади в центре села. К 16:00 люди пришли на площадь. Многие не смогли захватить из дома самое необходимое. Приносили инвалидов, завернутых в одеяла. С площади стали отправлять детей и стариков с теми, у кого были машины. Уезжали под автоматную стрельбу. Большинство сельчан ушло пешком во временный поселок. Некоторые вышли через туннель и уехали к родственникам в Буйнакск и Хасавюрт. Утром 12 апреля силовики объявили эвакуацию».

В ходе спецоперации в Гимрах  были убиты трое боевиков из группы Гаджидадаева: Абдула Загулиев, Шамиль Абдулгамидов и Ильяс Камилов. Их считают исполнителями убийств замминистра ВД РД Магомеда Омарова в 2005-м, замначальника угрозыска МВД РД Магомеда Магомедова, начальника отдела УБОП Шамиля Зубаирова и прокурора Буйнакска Битарова в 2006-м. Часть группы, по-видимому, сумела выйти из блокированного сила, во всяком случае ночью 12 апреля силовики в Гимрах и пост у села Майданское были обстреляны с внешней стороны кольца.

Местным жителям разрешили вернуться в Гимры только вечером 20 апреля. 26 апреля военные бомбили окрестный лес с применением артиллерии и авиации. Все это время был перекрыт Гимринский тоннель, соединяющий несколько горных районов с Махачкалой. В селе до сих пор остается большое количество военных, которые, в частности, заняли сельскую больницу, введен комендантский час, некоторые гимринцы опасаются отпускать детей в школу.

После подворовых обысков в селе НАК сообщил, что спецназ нашел шесть взрывных устройств, которые были подорваны на месте, большое количество боеприпасов, подробные топографические карты различных районов Дагестана и религиозно-экстремистскую литературу. В ведомстве добавили, что в одном из помещений сельской мечети была оборудована лаборатория, где обучались боевики-подрывники и собирались самодельные взрывные устройства.

Между тем местные жители утверждают, что дома были взорваны, чтобы уничтожить следы мародерства. Глава Унцукульского района Шамиль Магомедов сообщил, что в МЧС поступило 420 заявлений от местных жителей, лишившихся жилья и имущества. Сейчас в селе работает комиссия по оценке ущерба, нанесенного мирным жителям во время спецмероприятий. По данным главы района, десять домов подорваны, 26 получили серьезные повреждения.

И вряд ли у кого-то есть сомнения, что компенсации пострадавшим будут выплачиваться с использованием коррупционных схем, что вызовет новую волну недовольства и конфликтов.

Буйнакск

Тактика уничтожения домов предполагаемых боевиков и их пособников путем подрывов, апробированная в Гимрах, очевидно, одобрена НАКом и принята на вооружение.

6 мая в дагестанском городе Буйнакск взлетели на воздух три частных дома. Полиция заявила, что там были обнаружены самодельные взрывные устройства, которые вывезти было невозможно, поэтому их обезвредили на месте путем подрыва. Источники в МВД сообщили, что обезвреженные бомбы могли использоваться для терактов 9 мая. Через два дня суд вынес решение об аресте хозяев домов, задержанных за хранение взрывчатки. Между тем их родственники утверждают, что бомбы были заложены в домах самими силовиками во время обысков. бунакск.jpg

«Были подорваны дома родственников подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях. Все взрывы проходили по одному сценарию: подъезжала спецтехника, все выводились из дома, заносилось ведро, после чего следовал взрыв», - рассказала хозяйка одного из домов Зулейха Каранаева представителям прессы. Правозащитницу, которая снимала взрыв на видеокамеру телефона, доставили в полицию. Телефон уничтожили вместе с сим-картой.

События в Гимрах и Буйнакске дали повод проводить параллели с чеченским и израильским антитеррором. «Силовики наглядно показывают, что готовы пойти на любые меры для ликвидации бандподполья в Дагестане. Отметим, что похожая тактика использовалась спецслужбами в ходе второй военной кампании в Чечне, а в Израиле, где подобные акции узаконены, дома террористов и членов их семей уничтожаются бульдозерами», - пишет «Коммерсант».


У тех, кто наблюдает за действиями правоохранительных органов в Дагестане, складывается ощущение, что силовики делают все возможное, чтобы настроить местное население против власти. Кажется, нет таких грабель, на которые они не наступили бы в своем поступательном движении к гражданской войне.  Особенно бросается в глаза откровенное разжигание межнациональной и внутриконфессиональной розни. В спецоперациях обязательно принимают участие омоновцы, прикомандированные из российских регионов, где ничего не знают об исламе и Кавказе. Порой они чувствуют и ведут себя как на оккупированной территории.

Жители села Гимры сообщают, что в первый день спецоперации силовики вели огонь по минарету джума-мечети, в которой двести лет назад учились и молились имамы Газимухаммад и Шамиль, совершал намазы известный религиозный деятель Мухаммад Ярагский. Позднее, напомним, НАК сообщил, что здесь была лаборатория, где делали СВУ.

Кизляр

Очередной взрыв недовольства у части мусульман вызвал скандал, связанный с кизлярской свадьбой.

27 апреля на въезде в Кизляр сотрудники правоохранительных органов остановили свадебный кортеж, машины которого были украшены черным флагами с белыми арабскими надписями. Полицейские потребовали убрать флаги. Кто спровоцировал дальнейшую потасовку, сказать трудно – показания участников конфликта противоречивы, однако в итоге несколько человек оказались избиты и задержаны. Против четверых были возбуждены уголовные дела по факту насилия в отношении представителей власти, остальные оштрафованы в административном порядке.
кизляр.jpg

МВД сгоряча заявило о задержании членов экстремистской организации «Хизб-ут-Тахрир». В то же время в Следственном управлении корреспонденту «Дош» признались, что арабские надписи на флагах никто не переводил, поэтому о призывах к экстремизму пока говорить не приходится.

Такой неправомерный «антиэкстремизм» не только угрожает свободе совести, о чем давно уже говорят российские эксперты, он провоцирует реальный экстремизм, выталкивая законопослушных людей за рамки правового поля. Раньше силовики жаловались, что они борются с экстремистами один на один, не ощущая поддержки и сочувствия гражданского населения. Сейчас, когда сотрудники правоохранительных органов перешли к исключительно силовому методу решения вопросов и стали применять принцип коллективной ответственности, вместо нейтральной среды они могут сформировать вокруг себя враждебную.

Аида ГАДЖИЕВА,
Первый кавказский независимый журнал "ДОШ" №2-2013 .

15 июля 2009 - 15 июля 2017

Natalia_290.jpg

Новый выпуск журнала "ДОШ"

2-64-2017.jpg

DIGEST_DOSH

Cover19.jpg

Женское приложение "ДОШ"

182017.png