Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты
Вход
Разделы
Вы здесь: Главная Их ищут и ждут За сына требовали деньги (История пятая)
Операции с документом

За сына требовали деньги (История пятая)

При первой же встрече с Зайнап Баталовой можно угадать, что у нее – горе. Ее лицо поражает. Глаза ее не верят людям. В ее понимании мир жесток и беспощаден. Но она рассказывает все, наверняка не впервые, готова это повторять, как будто надеется, что ее исповедь кому-то поможет. У нее пропали три сына, братья Ташаевы: Муса 1975 г.р., Айди 1978 г.р. и Саламбек 1984 г.р.

фотоСемья   жила  в чеченском селе  Танги-чу  Урус-Мартановского  района, в  том  самом, где полковник Буданов совершил свое  гнусное  преступление.  Очень  трудно  было  выживать  в  этом селе.  Но люди пытались выжить, старались не замечать издевательства распоясавшихся военных, тяготы жизни в условиях варварской оккупации. Для Зайнап самым главным  было то, что дети живы-здоровы. Она готова была терпеть лишения и голод, лишь бы сыновей беда обошла. Муса  жил  в Урус-Мартане, на улице Титова 100, помогал всей семье, зарабатывая кое-какие деньги на частной техстанции  у  себя во дворе. Жил с женой и двумя дочками. Но разве спрячешься  от  войны  и   бед, что она  влечет? Двадцатого  ноября  2000 года в четыре часа  утра его  забрали  из  дома  люди  в  камуфляжной  форме. Сначала  вырубили свет, затем, ворвавшись  в дом, схватили  Мусу, почти раздетого, в разных домашних тапочках.

– И я сразу же я стала искать…

Зайнап умолкает, как будто  вспоминает те месяцы, когда пыталась  узнать что-нибудь о судьбе сына.   У каких  только  чиновников она  не  побывала  тогда, кого  только не просила  о содействие  в  поисках  сына! Все было напрасно.  Тут же появились «доброжелатели», которые  вызвались  за  100 долларов сообщить матери, где Муса. Затем  цена  возросла  до 20000 рублей, дальше – больше: стали просить  1000 долларов. Измученная страхом за сына,  Зайнап  давала  этим подлецам деньги, но никаких сведений  о судьбе Мусы  у нее нет  до сих пор.

Ничего не известно и о том, что сталось со вторым ее  сыном Айди, сотрудником  ОВД  Заводского  района.  Айди  пропал  через  восемь  месяцев  после  исчезновения   Мусы.  О нем   Зайнап поначалу сообщили, что  23 июля  2001 года сына раненого  привезли  в  9-ю  городскую  больницу Грозного, он, дескать, находится там.  Зайнап понимала, что работа в милиции  сопряжена с опасностью, тем более в такое сложное время, но не смогла убедить сына уйти с работы. Теперь же твердо решила настоять на увольнении, как только он поправится. В больнице Айди не было. Ей сказали, что и вправду 23 июля к ним поступал раненый сотрудник  ОВД Заводского района Айди Ташаев, а 24-го  в 10 часов утра его из больницы  забрали вооруженные  люди  в камуфляжной  форме.

Мать побежала в ОВД в надежде, что сына забрали  его товарищи, но они не знали, что Айди уже нет в больнице…   С тех пор так много  слез  выплакано, так много  людей  было вокруг, бездушных, бесстыжих и наглых, в  форме и без, что  Зайнап больше ничем не удивить.

– Потом  исчез  и Саламбек.

Зайнап  замолчала. Присутствующие  тихо  плакали.  Я смотрела  на  нее  и не могла  понять, отчего  у меня  ощущение такой горькой пустоты внутри. Я тоже  плакала. Хотелось  сказать этим женщинам, что  я тоже мать, я  понимаю  их  боль,  но  вместо этого  лишь  спросила  о судьбе  Саламбека.

У его матери больше не было сил говорить. Другая  женщина вместо нее  ответила, что и о нем  тоже ничего  не известно. Потом женщины говорили мне, как  невыносимо  больно  рассказывать,  переживать  все заново. «И искать, наверное», - подумала  я. Одна  из  них, словно  прочла  мою  мысль, сказала, что нет,  искать  не  трудно, трудно  рассказывать  посторонним. И тут я догадалась, почему  Зайнап  уходила  в  себя, откуда  у меня это ощущение  пустоты:  я  из  числа  посторонних,  из  тех, что задают вопросы, заставляют  переживать снова и снова страдания, которых им не вообразить, сколько бы ни старались. От этого  понимания  легче не стало, лишь  усилилось  чувство  вины, хотя  моей  вины  здесь…

Впрочем, когда зло торжествует так явно, можно ли хоть кого-то считать невиновным, если исходить из понимания, что мы - часть общества, а не песчинки мирозданья?

Их ищут и ждут
  • Буду искать пока жива (История десятая)

    10.jpgВ 1969 од в Казахстане в семье Хаджиевых случилась большая радость. Родились мальчики-близнецы. Недолго думая, их нарекли Хасаном и Хусейном. В семье уже было четверо детей - два сына и две дочки, но рождение близнецов, двух мальчиков сразу, когда и один - огромная радость для вайнахов, стало для семьи и родственников настоящим праздником. Счастливые родители, Султан и Залпа, тогда и не подозревали, что близка разлука, что горевать будет бедная Залпа всю оставшуюся жизнь, и не только по мужу ...

    Читать дальше...